Как влезть в окно, если не впускают в дверь?

Почти на всех презентациях моих книг читатели спрашивали, по какому принципу я выбирала сотрудников, если нужно было взять их на работу. Я (кажется к разочарованию слушателей) привела довольно простые аргументы. Не безграничную «креативность», упоминаемую вопрошающими, а понятную биографию, сообщающую о том, что человек, например, умеет каждый день ходить на работу. Продержаться на одном рабочем месте больше года. Если в биографии «дырка», и это не очевидный год-другой, просиженный дома с ребенком, приятно увидеть, что человек «искал себя» полгодика или год, а потом все-таки не выдержал и занялся снова работой. Чрезмерно творческие личности, раздираемые собственными идеями, не понятно, что делавшие последние 15 лет меня пугают. С такими хорошо дружить, но не работать.

После презентации я получила обиженное письмо от читательницы, побывавшей на моей презентации. Она полжизни потратила на борьбу с тяжелой болезнью и теперь мечтает попасть на работы в агентство, но никто ее не берет. Она пишет, что вот я, сама преодолевшая многочисленные проблемы, таких как ее лишаю надежды, и честно говорю, что не взяла бы на работу.

Но с этим заявлением я поспорила: для меня много лет потраченных на болезнь, это не «дырка в биографии» а конкретная причина, стихийное бедствие, которым может накрыть каждого человека. Когда я сама заболела, врачи сразу посоветовали мне честно написать везде, что случилось. Именно потому, что человек, много работавший, а потом пропавший отовсюду, вызывает вопросы. И первым делом коллеги и потенциальные заказчики склонны предполагать худшее. Особенно, если сам человек скрывает подробности. «Видимо у него проблемы с наркотиками», думают они, «Или психические проблемы, или СПИД. Или все вместе». А дальше им живо представляется человек, погрузившийся в эксцессы от хорошей жизни, и «снюхавшийся» на пике славы. На фоне всех этих фантазий простая человеческая болезнь выглядит совсем иначе.

В ответ на это получаю другую пачку аргументов: Да, человек-боец, преодолевший все эти ужасы, и вернувшийся в строй, это совсем другое дело. Но все мы понимаем, что это не только ценный сотрудник, но и «мешок проблем». Я сама столкнулась с этой проблемой, поговорив с хозяевами нескольких агентств после болезни. Все они говорят: «У вас потрясающая биография, вы отличный сотрудник, мы бы очень хотели вас взять, но вы же понимаете, что контракта с вами мы себе позволить не можем!»
И действительно — инвалид. Если я начну 10 раз в год брать больничный, или исчезну на 3 месяца в больнице (а это все еще случается со мной, и я ничего не могу с этим поделать) — что они могут этому противопоставить? Инвалида, кстати, и уволить не так просто. И они знают (и открыто говорят мне), что я опытный сотрудник, умудренный жизнью, но я научилась себя беречь. Последнее качество очень не нравится начальству. Им большое подходит дурной, но целеустремленный молодой человечек, готовый в ближайшие годы отдавать за свою работу всю свою личную жизнь, здоровье, все силы, все время и все ресурсы.

С одной стороны мне повезло — я нашла способы работать из дома и в удобном для меня режиме. С другой — я сделала из всего свои выводы и начала сама искать проекты и цели, для достижения которых не нужно ежедневно крутиться в офисе.

Но моя читательница на это не согласна, она хочет в агентство!

И в ответ на это я могу дать последний (любимый) совет: тогда придется идти нестандартным путем.
Всем известно, что работодатели меряют людей довольно средними мерками. Многие действительно способны на большее — они могут справиться, хотя нет опыта, они могут танцевать, как будто здоровы, хотя на самом деле им больно и плохо. Более того — некоторые этого хотят, хотя это мука. Потому что им это дает ощущение, что они живут полной жизнью.

Но для некоторых подвигов трудно получить шанс.

Молодым иллюстраторам и дизайнерам я советую показывать портфолио, полное работ для несуществующих заказчиков. Да, работа с живым человеком, это не то же самое, как пойти и нарисовать фирменный стиль бару за углом, забыв сообщить об этом хозяину. Но с другой стороны — хорошая работа, это хорошая работа. Проситься на должность арт-директора я бы с таким портфолио не стала, но дизайнером, с возможностью роста — почему нет?

Если вас куда-то не берут за деньги, а вы очень хотите туда попасть, попроситесь туда бесплатно. Это звучит грустно — но зато такому кандидату трудно отказать! Ведь он ничего не просит, кроме шанса. Во многие престижные места вообще можно попасть только через место бесплатного практиканта.

Конечно, если совсем никто, никто из «старших» не пускает человека в свое дело, можно завести собственное! Да, это очень страшно, большая ответственность и все такое. Но ведь вы и хотели стать сверхчеловеком и совершить сверхусилие?

И еще можно привлечь к себе внимание необычным способом.

На этом месте я вспомнила историю про немецких мальчиков, хотевших делать красивые годовые отчеты для богатых фирм, которых им никто не заказывал. Всем известно, что «годовой отчет» — это один из самых привлекательных заказов — годовой отчет акционерного общества, потому что его раздают инвесторам. Именно на этих отчетах дизайнерам дают «оторваться», потому что заказчики не знают, как еще показать, что у них хорошо идут дела. Тут идут в ход все доступные средства: специальные формы и вырубки, допонительные цвета, золотые пленки, наклеенные на каждый экземпляр бриллианты. Десятки часов ручной работы и все самые дорогие материалы и технологии. Но как получить такой заказ?

Они начали делать выдуманные отчеты, и наконец издали книгу со 100 потрясающими образцами. Хотя в предисловии было честно написано, что ничего из представленного в книге им никто не заказывал, и все это они сделали сами, сидя на кухне, после выхода книги у них выстроилась очередь из настоящих клиентов.

Еще пример: Первые (совершенно гениальные) мультфильмы студии PES появились в интернете около 5 лет назад, и поразили воображение дизайнеров и зрителей морем необычных решений.
Позже выяснилось, что свои первые работы автор сделал на письменном столе, фактически из мусора. Он строил города из микросхем и пустых флаконов от духов и деодорантов, запускал над ними игрушечные самолетики, и изображал бомбежку, покадрово собирая фотографии охапок елочных игрушек.

Первый коммерческий заказ он делал на крыше своего дома, с другом, переодетым в бабушку и с любимым котом в главных ролях. Нужно было снять рекламу антикварного магазина, ребята затащили на крышу дома два старых кресла, и изображали (и снимали) любовную сцену между ними. Чуть не упали скрыши вместе со всей мебелью.

Теперь PES — известная студия, которой заказывают рекламные ролики и заставки для детских передач, и о котором пишут в глянцевых журналах.

Другая работа, прославившаяся в интернете — два мультфильма студии Backspace. Все видели летяющие по городу трехмерные буквы. Позже выяснилось, что Backspace — не студия, а проект австралийского дизайнера Стивена Уоткинса. Прелестные короткометражки превратили его из обычного дизайнера (хоть и опытного и хорошего и с отличным образованием) в знаменитость.

Еще интереснее поступили ребята из группы Rinpa Eshidan. Они распустили по всему интернету видео, показывающее в ускоренной съемке, как они 7 дней рисуют на стене. Фильм собрал несколько миллионов зрителей, но никто не мог найти авторов — у них даже не было сайта. Вместе со вторым фильмом вышел в свет сайт, сообщавший, что ребята — хозяева японской художественной студии. На сайте, кроме известных фильмов, было всего несколько (довольно невзрачных) работ, но бума вокруг их первой акции хватило, чтобы их завалили заказами и тут же протащили по всему миру с выступлениями.

А за следующие пару лет (между гастролями) они сделали еще десяток работ, с которыми теперь выигрывают все конкурсы.

 

Предыдущая запись
Самому себе задание
Следующая запись
Какая гадость это ваше произведение! (Что делать, если мои работы ругают)

Related Posts

Меню