О целях творчества

У творческих людей часто бывают задачи, очень для них важные, но никому не понятные. Полжизни мы проводим под звуки «ворчалок»: Зачем тебе это нужно? На что ты тратишь время? И вот это — твоя работа?

Особенно часто высказываются родные и близкие, вроде бы живо интересующиеся нашей работой, но иногда совершенно не понимающие, что у нас в голове. Что их смущает?

 

Людей смущает внешняя простота.

 

Я уже устала оправдываться за то, что никогда не буду рисовать как Дюрер. Я давно поняла, что можно любить Брейгеля и Босха, и одновременно делать свое дело, в чем бы оно ни заключалось, поняв, что «очень нравится смотреть и изучать» и «я хочу так уметь» — это совершенно разные вещи. Я с детства была окружена книгами по искусству, засматривала до дыр Матисса, Руссо и Янссена, но мысль «Я тоже хочу такое нарисовать» или «Я хочу понять, как он это сделал, и научиться так же» у меня вызывали безумцы вроде Таданори Йокоо.

 

Многие коллеги жалуются: «Вот я рисую тут своих дудликов, а потом как посмотрю на Джеймса Джина и думаю — вот как надо рисовать! Ну почему я так не умею?»

Ответ прост — не умеет, потому что не хочет уметь. А захотел бы, положил бы все силы на то, чтобы научиться, потому что, в конце концов, ничего недостижимого в этом нет. Но людей гложет какая-то странная «совесть» — можно сложнее, а я делаю проще.

 

В большой степени в этом виноваты советчики из круга семьи и друзей и преподаватели, сбивающие с толку. Они все время спрашивают: «Ты что, рисовать не умеешь? Идешь по пути наименьшего сопротивления? Так и собираешься всю жизнь эти кривульки рисовать? Ты это считаешь достойной творческой целью?»

 

При этом анатомические подробности, академический рисунок и работа с объемом совершенно не гарантируют качества иллюстраций или картин. Один из самых гениальных, выразительных и душевных иллюстраторов всех времен и народов — Манфред Бофингер, вообще все рисовал тремя линиями, и стал классиком книжной иллюстрации при жизни. Но многие никогда этого не поняли. Ну и пусть.

 

Меня всю жизнь привлекали одновременно интересные решения в джизайне и в искусстве. Иногда хотелось совместить эти вещи. Например, закрасить одним цветом плоскость в несколько квадратных метров, и нарисовать что-нибудь фигуративное только в одном маленьком углу (или не нарисовать вообще). В моем окружении были либо чистые» дизайнеры, либо художники. Им такие было не понятно. Желание нарисовать один простой квадратик на плоскости величиной со стену казалось наглостью. В один прекрасный день я узнала о существовании португальского художника Жиля Тешейры Лопеса, который всю жизнь заниматеся именно этим:  он делает гигантские картины. При этом может половину работы заклеить коллажом, другую половину просто закрасить одним цветом, а где-то между всем этим взять небольшой кусочек, в друг «прописать» его в лучших традициях академической живописи.

 

Пока половина авторов угрызается совестью из-за своих необычных желаний, другие просто воплощают их и живут спокойно.

 

Еще людей смущает отсутствие явной пользы.

 

 

Например, творческий человек вдруг увлекся ювелиркой. Или изготовлением украшений из бусинок. Или плетением гобеленов. Или ваянием чего-то из камня! Узнал, что существует мягкий камень, который возможно обработать довольно простыми инструментами в домашних условиях, и так хочется попробовать! Или шелкографией! Это же так интересно! Или линогравюрой! Или скульптурами из папье-маше. В творческом порыве покупаются все необходимые материалы, а это обычно влетает в копеечку — особенно, когда ничего нет и надо купить все сразу. Специальная краска, рамки, инструменты, растворители, нитки, крючки и петли, крепления, горелки и прочее. Для каждого из таких хобби уже выпустили все необходимое, только плати.

 

Далее занимается последнее свободное место в квартире. Под ногами родных и близких появляются сохнущие предметы, рамки с чем-то на них натянутым, в доме начинает пахнуть подозрительными веществами, и появляются разноцветные следы от лапок домашних животных. Человек на некоторое время погружается в дело и…

… делает половину коврика. Или чудесное колечко. Или одну странную инсталляцию. А дальше что? Ничего. Через какое-то время интерес к новому направлению в искусстве пропадает, единственный продукт творческой деятельности вешается на стенку, гений переходит к следующему делу.

 

Родственники осторожно спрашивают: «И что дальше? Для этого ты все это купил? И что теперь будет со всеми этими материалами?»

 

Некоторые отправляют материалы в подвал или на очередную полку в кладовке со словами «пригодится», отчасти потому, что страшно признаться, что больше оно вообще-то не нужно. Иные просто отправляют на помойку или отдают следующему желающему попробовать. Потому что их интерес к данному предмету исчерпан.

 

Им этот опыт был зачем-то нужен, что бы это ни было. Может быть, им просто хотелось понять, как это делается, или убедиться, что они тоже так могут. Может быть, приобретенные в этом деле навыки пригодятся в чем-то другом. Может быть, в один прекрасный день, затевая инсталляцию своей жизни, автор вспомнит, как он что-то пришивал и приклеивал, и ему это пригодится, чтобы скрепить все части конструкции наилучшим способом. В любом случае его задача решена и интерес исчерпан, даже если другим так не кажется.

 

 

Так же окружающим иногда тяжело смотреть на слишком разностороннюю личность.

 

Некоторым дизайн кажется легкой задачей, это хорошо получается и является «легким хлебом», когда надо заработать, не особо надрываясь. Но иногда хочется великих дел: например написать книгу, провернуть собственный проект с участием тысячи добровольцев, соорудить инсталляцию величиной с комнату, и потом не известно как тащить ее в соседний город на сомнительное художественное мероприятие. А так же хочется попробовать мелких, но бессмысленных вещей, которые часто оказываются не только довольно дорогими, но и не такими уж мелкими. Пообещав справиться за пару дней, мастер разводит грязь на неделю, пытаясь выложить псевдокирпичиками стену или переделать ванну в карниз в стиле Гауди. Или ночами режет лазером буквы из пенопласта, заполняя дом едким дымом, только чтобы сотворить нечто феноменальное со стеной в коридоре.

Но — нет ничего печальнее подавленного творческого порыва. Почему-то, раздумывая о прошлом, больше всего жалеешь о несбывшихся безумных идеях, которые не хватило смелости отстоять.

 

 

 

Как же аргументировать, желая отстоять все эти творческие порывы, кажущиеся важнами только нам?

 

 

У меня на это обычно есть два ответа:

Во-первых, мы никогда не знаем, какой проект станет самым важным или удачным в нашей жизни. И уж тем более этого не могут угадать наши родные и близкие. Поэтому нужно пробовать все, до чего руки дотянутся, и иногда слушать своб интуицию.

 

Во-вторых — может быть самым главным делом нашей жизни окажется что-то настолько сложное и многогранное, что тут-то нам и пригодится весь опыт, от умения паять до способностираскрасить сто квдарватных метров.

Предыдущая запись
Какая гадость это ваше произведение! (Что делать, если мои работы ругают)
Следующая запись
Что такое талант

Related Posts

Меню